Так вышло, что Новый Год не мой любимый праздник. Как это часто бывает, причины находятся в семье. Последние пять лет своей жизни мой отец, страдающий алкогольной зависимостью, крепко напивался в праздники и не только. Я сбежала в другой город как только закончила университет, потому что не могла больше видеть, как отец - сильный, гордый мужчина, который меня вырастил - превращается в зависимую, слабую, угасающую тень самого себя. 

Я беспрестанно искала решения - мы все искали.  Спустя всего пол года с момента моего переезда из родного дома, отец умер во сне от сердечного приступа накануне католического сочельника. Девять дней и поминки приходились как раз на новогоднее торжество, празднование Нового Года плавно переходило в поминки. 

Наша семья даже почти не удивилась: отец всегда искренне любил праздники, поэтому его «решение» собрать на прощание всю родню первого января было почти понятным. Он выбрал удачный день. 

Уход отца был неожиданным и крайне болезненным для меня и моей семьи, и это навсегда изменило мое отношение к Новому Году. Все последующие годы мне было сложно представить себе более жестокий, холодный и одинокий праздник, чем этот. 

Мне пришлось долго бороться с болью и темнотой, которые обрушились на меня сразу после его смерти. Благодаря личным усилиям и терапии, мне удалось определить место для семейной истории и продолжить строить свою взрослую жизнь. 

Недавно я вышла замуж и начала создавать собственную семью. Одинокие новогодние ночи остаются в прошлом, хотя подсознательно я все еще боюсь повторения былого кошмара. В этой работе я осмысляю чувственный опыт травмы, полученной в семье, и процесс ее исцеления.